Вячеслав Галушков: на месте мы не стоим

На вопросы электронного издания AtomInfo.Ru отвечает генеральный директор АО «ГСПИ» Вячеслав ГАЛУШКОВ.

Разноплановый институт

Вячеслав Вадимович, что представляет из себя ГСПИ сегодня?

АО «ГСПИ» — один из старейших институтов отрасли. В следующем году нам исполняется 70 лет. Мы стояли у истоков зарождения ядерной энергетики.

Основным направлением нашего института являлось проектирование объектов научного направления отрасли, объектов ядерно-топливного цикла (ЯТЦ) и производства конструкционных материалов ЯТЦ. Наши проекты реализованы практически везде, начиная от производства ядерного топлива и до обращения с радиоактивными отходами.

Ещё один большой пласт, которым мы занимались и продолжаем заниматься — проектирование медицинских учреждений ядерной медицины, включая объекты с использованием лучевой диагностики и терапии.

На сегодняшний день, АО «ГСПИ» включает в себя четыре производственных площадки. Самая большая из них — головной офис в Москве. Филиалы расположены в Железногорске, Северске и Новосибирске.

К этому списку надо добавить ещё и обособленное подразделение в Глазове на территории ЧМЗ, а также филиал в Электростали, где сосредоточены наши изыскательские силы.

То есть, изыскания вы тоже умеете делать?

Да, конечно. Мы выполняем полный комплекс работ — обследование грунтовых условий, геодезические изыскания, инженерно-экологические изыскания, радиологические изыскания, сейсмика, и так далее.

Мы делаем всё, что требуется заказчику-застройщику для будущего объекта, причём делаем это своими силами. Как я уже сказал, данные работы выполняют наши филиалы в Электростали и Железногорске, имеющие собственные изыскательские подразделения.

Тем самым мы в состоянии покрыть всю территорию России, и это видно по географии наших работ — от Дальнего Востока до Калининграда.

Насколько мы знаем, к реконструкции БФС вы имели отношение.

Да, самое непосредственное, причём наша (как проектировщика) часть работ успешно завершена. Комиссия «Росатома» подписала акт о приёмке комплекса быстрых физических стендов в декабре 2016 года.

Кроме БФС, мы выполнили в последнее время много других интересных работ. Причём до 40% работ у нас сейчас составляют внеотраслевые заказы.

Естественно, мы не забываем своих заказчиков из отрасли — ФЭИ, НИИАР, МСЗ, НЗХК. Один из проектов, который мы только что закончили — реконструкция ПЭТ-центра в Снежинске.

На внеотраслевых рынках из недавнего стоит отметить работу, выполненную в прошлом году для предприятия «Норникеля». Также мы выполняли заказы для «Газпромнефти», где сделали проекты реконструкции пяти нефтебаз. Заканчиваем работу для «Роснефти» по полигону отходов для строящегося нефтезавода на Дальнем Востоке.

Завершено проектирование и ведётся строительство объектов Универсиады, которая будет проходить в Красноярске — спортивный многофункциональный комплекс и общежитие для спортсменов. Администрация Норильска поручила нам сделать проект благоустройства озера Долгого.

Как видите, наш институт разноплановый, способный выполнять проектные работы для объектов самого разного назначения.

Вячеслав Вадимович, каким образом у института появляются внеотраслевые заказы? В России ведь много проектных организаций, не входящих в атомную отрасль.

«Норникель» обратился к нам напрямую после того, как мы рассказали и продемонстрировали наши возможности.

Это не самодеятельность, перед ГСПИ поставлена задача получать и выполнять определённую долю заказов вне отрасли. Мы — универсальный проектный институт, и мы в состоянии бороться за такие заказы.

Возможности у вас есть, но есть ли вне отрасли для вас рынок?

Безусловно, рынок инвестиционного строительства в последнее время сузился, сказываются экономические условия.

Мы ощущаем это на себе — в абсолютном значении в рублях объём наших заказов сократился. Но при этом нам удалось за три года поднять производительность на 58%. Сегодня у нас есть стратегические партнёры, заказы, так что будущее беспокойства у нас не вызывает.

Зарубежный опыт

Опыт зарубежных заказов у ГСПИ есть?

В октябре прошлого года наша управляющая компания АО «НИИ» объявила о подписании договора с АО «Русатом Растворные Реакторы» на разработку проекта радиохимического комплекса по производству молибдена-99 на базе исследовательских растворных реакторов на площадке NECSA SOC LTD в Пелиндабе, ЮАР. К этому договору АО «ГСПИ» имеет прямое отношение.

Сейчас дело обстоит так: мы выполняем работы по проектированию растворного реактора, который будет построен в России как референтный объект. Параллельно будут активизированы работы для NECSA SOC LTD (Пелиндаба).

Более того, растворными реакторами за рубежом интересуются не только в ЮАР. Есть и другие потенциальные заказчики. У одного из них я был в прошлом году на площадке. Называть его пока не буду, сначала нужно заключить все необходимые соглашения и договора. Но работа ведётся, и это самое главное.

Уточните, пожалуйста, в чём конкретно будут заключаться функции АО «ГСПИ» в проектах растворных реакторов?

Создание проектной и рабочей документации для строителей. Мы работаем в сотрудничестве с конструкторами, научным руководителем и отраслевыми предприятиями, получаем от них исходные данные и превращаем их в законченный проект строительства объектов.

Проект референтного растворного реактора представляет собой интересную техническую задачу. Дело в том, что, по условиям заказчика, реактор является не объектом нового строительства, а объектом реконструкции. Его встраивают в существующие здания и сооружения.

В нашем институте открыто новое направление — лазерное сканирование. Перед тем, как приступить к работе по референтному реактору, были проведены лазерные съёмки в 3D. Полученные облака точек мы переводим в поверхности, а далее выполняем проектирование, устанавливаем оборудование в имеющиеся здания.

Как Вы думаете, сотрудничество с ЮАР не ограничится одним только растворным реактором? Пелиндаба — неплохой ядерный центр, и у них могут быть и другие потребности.

Мне сложно говорить о сотрудничестве ГК «Росатом» с Южно-Африканской Республикой, потому что мы как институт заключаем договора с компаниями-интеграторами в составе «Росатома», а не с инозаказчиком напрямую.

От себя лично могу сказать только, что интерес у коллег из ЮАР к продолжению и расширению сотрудничества есть.

Пелиндаба станет первым опытом выполнения работы для иностранного объекта?

Как и у многих других предприятий, опыт АО «ГСПИ» нужно разделить на советский и российский периоды.

В современной истории, думаю, Пелиндабу можно будет называть нашим первым опытом исполнения подобных заказов.

В советском периоде, когда активно строились исследовательские реакторы за рубежом, проекты для них делались в нашем институте. Последний из них, если не ошибаюсь, это реактор в ливийском центре «Тажура». То есть, исторический опыт зарубежных работ у нашего института огромный.

Мы надеемся, конечно, что в будущем с помощью интеграторов ГК «Росатом» положительная практика работы с зарубежными заказчиками возобновится. Уже сейчас госкорпорация привлекает АО «ГСПИ» для подготовки материалов для центров ядерной науки и технологии, планирующихся в Боливии, Замбии и других странах.

Первая ежегодная

Вячеслав Вадимович, вчера (25 апреля 2017 года — прим. AtomInfo.Ru) в АО «ГСПИ» прошла конференция «Эффективная система проектирования в современных условиях».

Для нас это знаковое событие. Мы провели первую конференцию АО «ГСПИ» и рассчитываем, что она станет ежегодной и превратится в удобную площадку для общения проектировщиков, заказчиков, инвесторов и регуляторов.

Конференция состоялась на площадке института. В ней приняли участие представители других российских организаций — как отраслевых, так и неотраслевых. Иностранных участников в этот раз мы не приглашали. Всего на конференции присутствовало 117 участников из 29 предприятий и организаций.

Мероприятие получилось полезное и представительное. Непосредственную помощь в его проведении нам оказал ОЦКС Росатома. Пользуясь случаем, хотел бы поблагодарить директора ГК «Росатом» по капитальным вложениям Геннадия Станиславовича Сахарова и заместителя директора ОЦКС Николая Игоревича Виханского.

Основной посыл конференции был такой — как в сегодняшних реалиях перестроить работу проектировщика и наладить взаимодействие со строителями и заказчиками, чтобы проекты реализовывались точно и в срок?

Незадолго до нашего мероприятия состоялась конференция руководителей отрасли, в ходе которой целый день был отведён под обсуждение проблем строительного комплекса. Отсылки к этой дискуссии постоянно звучали и у нас.

Мы для себя выделили три блока, три основных направления. Первое из них — совершенствование систем проектирования, модератором выступил Н.И.Виханский.

Были затронуты вопросы внедрения новых систем проектирования, в частности, систем комплексного управления стоимостью (total cost management).В ближайшие два года проектным организациям предстоит перестроить свои бизнес-процессы для того, чтобы чётко мониторить затраты при возведении крупных промышленных объектов.

Вторая секция конференции касалась BIM-технологий, информационного моделирования зданий и сооружений.

Минстрой России разработал дорожную карту по внедрению BIM-моделирования в строительство, и за две недели до нашей конференции она былаподписана вице-премьером Дмитрием Козаком.

Конечно, мы не могли пройти мимо и организовали на конференции круглый стол по вопросам BIM-технологий. Модератором была приглашена вице-президент национальной палаты инженеров Елена Валерьевна Колосова, входившая в состав рабочей группы, которая готовила дорожную карту.

На круглом столе участники обсудили новшества в законодательной сфере и мировые тренды, появляющиеся наряду с внедрением BIM-технологий. Общее мнение — проектировщики готовы к их внедрению, и основной упор должен быть сделан на перестройку работы заказчиков-застройщиков.

В какой-то степени с этим пересекалась третья секция конференции, посвящённая вопросам взаимодействия участников процессов реализации проекта — в первую очередь, взаимодействия проектировщика и заказчика-застройщика. Модератором выступал Владимир Иванович Малахов, исполнительный вице-президент национальной ассоциации инженеров-консультантов в строительстве.

Круглый стол для нас оказался особенно полезным, потому что проектировщикам важно получать обратную связь от наших партнёров.

Если говорить кратко, то прошедшую конференцию оцениваю очень высоко. Мы получили информацию о затрагивающих наш вид деятельности изменениях на федеральном уровне, а также получили обратную связь и постановку задачи со стороны отрасли, со стороны ОЦКС. И, разумеется, полезным оказался и обмен мнениями с коллегами.

Как Вы оцениваете сегодняшний уровень взаимоотношений проектировщиков и заказчиков-застройщиков в России?

Эти взаимоотношения представляют собой дорогу с двухсторонним движением, и надо выработать правила, как по ней двигаться.

Так, если вернуться к BIM-моделированию, то совершенно точно можно сказать, что наши (я имею в виду ГСПИ) отраслевые заказчики не готовы к его внедрению. А вот с заказчиками из «Норникеля» сотрудничество по этому направлению развивается успешно, они в этом заинтересованы.

В то же время, для некоторых наших отраслевых заказчиков мы бесплатно, по собственной инициативе разработали BIM-модели, но они не готовы их обсуждать. Почему? Не знаю, но надеюсь, что это явление временное — тем более, что руководство отрасли считает, что BIM-направление заслуживает развития.

МБИР как вызов

Ещё одно важное событие, случившееся накануне конференции в ГСПИ. Проектная документация на строительство многоцелевого исследовательского реактора МБИР прошла согласование в ФАУ «Главгосэкспертиза».

Не люблю громкие слова, но в этом случае без них не обойтись. Для института работа над документацией по МБИРу оказалась техническим и производственным вызовом.

В марте 2016 года нас предупредили, что, возможно, нам придётся подключиться к этой работе, потому что по различным причинам предыдущий генпроектировщик от продолжения работ отказался. А уже в апреле с нами заключили договор со сроком исполнения в июле.

От нас требовалось откорректировать проектную документацию, разобраться в более чем двухстах НИОКР, выполненных по этому проекту, и при этом не остановить стройку и начать выпуск рабочей документации.

В нашем институте был выполнен колоссальный труд. Потребовалась мобилизация всех филиалов. К счастью, у нас уже была перестроена вся система управления. В частности, в институте было создано единое информационное пространство, объединившее подразделения предприятия, расположенные в разных регионах страны.

Ко всему прочему, это дало нам возможность работы по 14-15 часов в сутки за счёт разницы во времени между филиалами (ещё один час добавился благодаря тому, что в сибирских филиалах рабочий день начинается в восемь утра, а не с девяти, как в головном офисе).

Нам удалось подготовить и передать в июле заказчику откорректированную техническую документацию, причём с минимальной задержкой (две недели). Некоторое время ушло ещё на корректировку сметной документации и технических решений, чтобы привести в соответствие требования заказчика и выделяемые на проект лимиты.

А далее, как вы сказали, документация была отправлена в «Главгосэкспертизу», которую успешно прошла.

Для какой стадии строительства выполнялась корректировка документации?

Корректировка проекта выполнена на первый этап проекта «Сухой пуск». На этой стадии предусмотрено строительство всех блоков, кроме турбинного, с оснащением технологическим оборудованием ядерного острова.

А для последующих стадий?

Скажу только — не спешите и ждите новостей, которые должны быть хорошими.

Научный блок МБИРа в проекте есть?

Да, на стадии «Сухого пуска» помещения для научного блока предусмотрены.

Какие ещё проекты АО «ГСПИ» Вы могли бы выделить?

Вместе с отраслевым интегратором мы приступили к созданию типовых технических решений в области опреснения, причём будут использоваться как мембранные технологии, так и выпарные.

Также мы разработали проект типового модульного комплекса для переработки РАО, причём добавлять или исключать модули возможно в зависимости от конкретных требований заказчика.

Наконец, большое внимание сегодня мы уделяем ядерной медицине. Это направление не только перспективное, но и очень важное для нашей страны. У нас есть проект типового ПЭТ-центра, сейчас мы делаем типовое решение по радиологическому комплексу. Иными словами, на месте мы не стоим.

Спасибо, Вячеслав Вадимович, за интервью для AtomInfo.Ru.

 

Источник: http://atominfo.ru/newsp/w0756.htm